«Злодей, избивший ребенка, должен быть наказан по всей строгости закона! И мы будем добиваться этого от наших правоохранительных органов» — такое сообщение на сайте лицея № 9 оставила директор Наталья Зверева.

Напомним, неделю назад здесь произошел случай, о котором сейчас говорит весь город. После уроков шестиклассник Кирилл во дворе лицея попал снежком в третьеклашку. Тот по телефону нажаловался папе, и уже через несколько минут разгневанный родитель примчался на черном джипе. Схватил обидчика сына и жестко избил ребенка на глазах у других детей.

Само избиение в объективы уличных камер не попало. На кадрах, которые оказались в распоряжении «Комсомолки», видно только, как примчался на разборки папаша. Из джипа выходят двое мужчин и женщина (папаша третьеклашки для поддержки взял с собой жену и брата). Только представьте, ребенка избивают на глазах у женщины — матери троих детей, а она равнодушно наблюдает. А затем лишь секунду — папаша тащит Кирилла по лестнице.

— Когда я прибежала в школу, взглянула на ребенка и ахнула: лицо опухло, покраснело, на шее — кровоподтеки, — вспоминает мама избитого шестиклассника Наталья. — Сам перепуганный, в шоке. Сначала думали, что у него сломана челюсть. К счастью, обошлось, но врачи положили сына на неделю в больницу — понаблюдать, вдруг воспаление начнется или еще что. Еще важно, чтобы не осталось психологической травмы.

Камера лишь на секундочку зафиксировала, как взбесившийся родитель волочет шестиклассника по лестнице.
Фото: кадр с записи камеры видеонаблюдения

— Сын вам рассказал, что случилось?

— Да, он с мальчишками из класса играл в снежки, потом на улицу вышли третьеклассники, стали дурачиться: мол, покидайте в нас, все равно не попадете. Затеяли игру, и Кирилл попал в затылок этому мальчику. Рассказал, как его бил родитель — агрессивно, жестоко, потом потащил к машине. Сын боялся, что его хотят куда-то везти. А когда отец Миши его отпустил, кричал вслед: «Беги, беги быстрее, пока живой!»

— Мы оказываем пострадавшей семье всяческую поддержку, — рассказала «КП» классный руководитель Кирилла Елена Маркова. — Нападок в сторону третьеклассника нет, дети не должны нести ответственность за поступки взрослых.

Сейчас полиция проводит проверку, чтобы решить, возбуждать ли уголовное дело. Руководство лицея решило обратиться и в прокуратуру с просьбой контролировать ход расследования. 

«Сегодня одного избили, завтра будут наши дети, — пишут на сайте лицея родители. — Мы просим принять очень строгие меры по безопасности наших детей».

Пострадавший ребенок до сих пор находится в больнице.
Фото: из семейного архива

И только после инцидента выяснилось, что этот папаша уже несколько лет держит в страхе весь лицей, разбираясь с проблемами своих детей (их у него здесь учится трое).

— В моем классе учится дочь этого человека, — рассказала «КП» учитель ИЗО Надежда Гордеева. — Талантливая, активная девочка, но не всегда дотягивает до пятерок. А папа очень хочет, чтобы она была отличницей. Знаете, у него какое-то болезненное родительское самолюбие. Если учитель поставит его ребенку оценку ниже, тут же приходит на разборки. Однажды он кричал на меня прямо в коридоре, в присутствии детей и других педагогов: «Ты че, великий художник, чтобы моей дочки тройки ставить? Я тебя с землей сровняю, вообще урою!» Может ворваться посреди урока, говорить учителю «ты». Однажды его дочка облила водой портфель другой ученицы, стали выяснять, а она в ответ: мол, вот позвоню отцу, пусть он с вами разберется. Многие ученики уже так запуганы, что предпочитают просто не общаться с детьми этого родителя.

— А что у них за семья?

— Они очень закрытые. Я даже не знаю точно. Мама домохозяйка, он, как она говорила, юрист. У обоих высшее образование.

Сам же отец, избивший ребенка, сказал нам по телефону, что он ни при чем, мальчика побили старшеклассники. А на него все валят, чтобы раздуть межнациональный конфликт: он — армянин…

Имена детей — участников конфликта — изменены.

 

А как вы решали конфликты в школе?

Петр ПАВЛОВ, президент Федерации бокса Пермского края:

— Когда я учился в школе, отец никогда не знал о моих конфликтах. И сейчас я не стану вмешиваться в дела моего сына, если в ситуации не принимают участия взрослые. На мой взгляд, дети должны сами решать конфликты между собой, даже если в ход идут кулаки.

Сергей ФЕДОТОВ, режиссер театра «У Моста»:

— Я и конфликтов не припомню. В школе я старался учиться хорошо, но не всегда получалось выступать у доски. Я говорил, что я не готов, и мне ставили «2». А когда пару раз хорошо подготовился, получил свои законные пятерки. С одноклассниками и учителями мне было легко, потому что меня все уважали. Я занимался в театральной студии во Дворце имени Свердлова, и все ходили на наши спектакли, называли меня артистом.

Михаил УХВАТОВ, директор НП «Единый союз перевозчиков»:

— Я, конечно, иногда «улаживал» конфликты с помощью рукоприкладства. Но вообще не считаю, что школьники должны решать свои проблемы кулаками, а уж тем более не должны махать кулаками родители (это вообще вопиющий случай). Любой вопрос можно урегулировать разговором.

Денис ГВОЗДЕВ, начальник департамента дорог и транспорта администрации Перми:

— К помощи родителей я точно никогда не прибегал. Конечно же, неправильно, когда родитель приходит разбираться с ребенком и использует физическую силу.

Дмитрий КРАСНОПЕРОВ, прокурор:

— Я сам по себе человек неконфликтный, поэтому всегда старался не доводить ситуацию до крайности. Но если не удавалось, пытался выйти из нее с наименьшими потерями. В драку точно не лез, потому что есть другие способы выяснить отношения.

Елена КОЛЕСОВА, исполнительный директор Пермской краевой федерации пейнтбола:

— Я в школе обычно не конфликтовала, а если и ссорились, то все решали на словах. Никогда не пошла бы в школу выяснять отношения детей. Сперва надо дома обговорить все со своим ребенком. А если конфликт затягивается, нужно подключать учителей для его решения.

Евгений ОДИНЦЕВ, начальник отделения технического надзора Отдела ГИБДД УМВД по Перми:

— Особо драк в школе у меня не было, и тем более не приходилось пользоваться отцовской или материнской защитой.