В феврале семимесячной Милане из Копейска сделали вакцину «Бубо-Кок». Это подобие АКДС, защищает от коклюша, дифтерии, столбняка и гепатита «В».

В итоге — высокая температура, покраснение и уплотнение в месте укола. Мама девочки Наталья Гаврикова побежала к участковому педиатру. Та успокоила: ничего страшного, это бывает. Но через два дня температура у малышки подскочила до 39 градусов.

— Тогда педиатр посоветовала обратиться к хирургу, но даже направления не дала, — рассказала нам Наталья. — Мы с трудом к нему попали. Оказалось, у Миланы гнойный абсцесс. Уже через несколько часов моя дочка лежала на операционном столе. Врачи сказали, что если бы мы протянули, ребенок мог лишиться ноги. Сейчас остался шрам.

Наталья просила горздрав разобраться в ситуации, но ответа не было больше месяца. Тогда ее подруга написала письмо уполномоченному по правам ребенка в Челябинской области Маргарите Павловой. Есть в нем такой момент: «…когда Наталья пришла к заведующей, вся в слезах, та ответила: «Вакцина оказалась испорчена, но мы проведем проверку!». На днях Гаврикову пригласили на совещание.

На ноге у Миланы остался шрам.
Фото: из личного архива Гавриковых.

— Ни о какой просроченной вакцине не может быть и речи! — уверил нас начальник управления здравоохранения Копейска Алексей Алешкевич. — Осложнения иногда случаются, и мы сожалеем, что этой девочке не повезло. Симптомы, которые проявились у нее, — распространенные, поэтому они не насторожили педиатра. Отмечу, это очень грамотный специалист с большим стажем. Но я согласен, что имело место недостаточно внимательное отношение. По-хорошему педиатр должна была сама каждый день справляться о самочувствии малышки. Но врачей не хватает, пациентов много, и поэтому такое случилось. Мы извинились перед Натальей Гавриковой. Сделаем официальное замечание педиатру. Заново повторим с врачами, как нужно действовать в подобных ситуациях.

Алексей Алешкевич считает, что операция могла и не понадобиться. Результаты анализов показали, что роста бактерий в месте укола не было, а значит, все могло рассосаться само собой. Но детский хирург в день обращения Гавриковой работал в другом месте. А «взрослые» специалисты перестраховались и разрезали.