Земельный передел в Новой Москве дошел до резни. Новоиспеченные москвичи узнали, сколько стоит их земля, и стали пытаться отсудить ранее проданные участки жителям «старой» столицы. Требуют вернуть сотки через суд, используют угрозы, поджигают имущество и даже берутся за вилы. Так в пятницу, около 22.00 жертвами 48-летнего жителя Губкино Сергея Михеева стала супружеская чета из «старой Москвы».

— Сотрудники уголовного розыска задержали безработного жителя деревни Губкино, который с садовыми вилами бросился на соседей по участку, — сообщили в столичной полиции. — В отношении задержанного возбуждено уголовное дело по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Сергею Михееву грозит до восьми лет лишения свободы. Спор уже давний, и пострадавшие супруги напавшего точно не простят.

— В 2011 году моя супруга Наталья с подругой Еленой Парушевой купили в кредит на 10 лет участок земли 12 соток в деревне Губкино  за 3,4 миллиона рублей, — рассказывает 42-летний Александр Чернышев. — Это случилось за два месяца до объявления поселения Воскресенский территорией Москвы. Теперь эта земля стоит порядка 4,8 миллиона. Нашими соседями оказалась Лидия Михеева, с двумя взрослыми сыновьями — Валерием и Сергеем. Когда стали строить забор, они его тут же разрушили, сгорела наша бытовка, разбежались в испуге рабочие. Мы попытались понять, в чем дело. Выяснилось, что мы уже третьи покупатели «нехорошей земли». Ее в 2001 году ее продал дед Сергея Михеева Павел Афанасьев, а его дочь решила вернуть фамильные земли любыми путями. Сыновья Сергей и Валерий добиваются этого как могут.

— Что произошло в тот вечер?

— В четверг мы победили в суде, — рассказывает Александр Чернышев. — Это был уже шестой суд после того, как мы приобрели землю, и судья признал, что мы являемся ее добросовестными покупателями. Мы наняли рабочих, которые в очередной раз начали строить забор. В пятницу вечером из Воскресенска приехали Михеевы и попытались срезать пилой-болгаркой с забора железные листы. Они снова отказались признавать решение суда, заявив, что они стали жертвами заговора ЦРУ. Краем глаза я увидел, как в мою сторону бежит Сергей Михеев. Он целил мне  в голову вилами. Успел увернуться. Одно из зубьев раздробило плечо, два других поранило губу и грудь. За меня заступилась жена Наталья. Она подбежала, чтобы он меня не добил. Попыталась меня защитить, а он ударил ее вилами в живот. Врачи сказали, что у нее проникающее колото-резаное ранение передней брюшной полости с повреждением желчного пузыря.

— Может, вы отняли у Михеевых последнюю землю, им негде жить?

— Да нет, рядом их участок земли намного больше нашего, квартира в Воскресенске есть.

Вилы стали последним аргументом в борьбе Михеевых за наследство. Раньше они пытались доказать с суде, что дедушка незаконно в 2001-м продал землю, и даже заявляли, что он не Павел Афанасьев, а Афонасьев. В 2006 году их умерший в 2005 году дедушка Павел Афанасьев, если верить документам, был переведен из умерших в число граждан в число пропавших без вести. Не помогли Михеевым расторгнуть старую сделку, регулярные обращения в прокуратуру есть на сайте democrator.ru. — Моя мать Лидия  Михеева Лидия Павловна пострадала от действий аферистов-регистраторов, — утверждает Сергей Михеев. — Росреестр зарегистрировал ничтожные договора купли-продажи создаваемого земельного участка, не прошедшего государственный кадастровый учет, и выдал покупателям подложные свидетельства о праве собственности, которое не было зарегистрировано и, следовательно, не возникало у каких-либо лиц. Ссылаясь на подложные свидетельства о праве, приобретатели подложных бумажек угрожали моей матери насилием и поджогом дома, портили ограждение земельного участка и пытались его разделить против ее воли. Конечно, моя мать обратилась в суд с иском о признании права собственности отсутствующим. Однако учитывая, что подобный бизнес крышуется на самом верху, шансы на восстановление нарушенного права близки к нулю. Возбуждение уголовного дела тоже маловероятно, поскольку пока никого не убили.

В этом году Павлу Афанасьеву должно было бы исполниться 99 лет. Жители деревни Губкино рассказали, что Павел Иванович собственными руками вскапывал эти спорные 12 соток до 2000 года. Еще поговаривают, что продал их старик после того, как дочь отказалась переехать к нему с внуками в деревню, а потом несколько лет не навещала. Теперь, когда подмосковная земля стала столичной, на вес золота, дочь и внуки идут на все, чтобы вернуть эти сотки обратно. Но уже слишком поздно. Чернышевы уже третьи покупатели этих 12 соток, и что-то подсказывает нам, что не последние.