«Если одного поймали, то второй уже не выдержит» — криминалист о подозреваемом в похищении почти 8 млн.

Эксперты назвали причины почему Владислав Ткач, который подозревается вместе с Алексеем Голобородько в похищении 7 млн. 860 тыс. гривен с банковских счетов столичного «ПриватБанка», 17 мая в аэропорту «Борисполь» сам сдался милиции.

Напомним, подозреваемые 23-летний Владислав Ткач и 24-летний Алексей Голобородько 21 февраля 2013 года скопировали электронные ключи доступа к банковским счетам и похитили деньги.

«Думаю, здесь сработал здравый смысл. Если одного уже поймали, то второй уже не выдержит. Или ему пришлось бы жить всю жизнь в подполье. Более того, написать явку с повинной для второго парня было выгодно. Потому что пока бы он прятался, первый в любом случае бы дал показания. Когда второго задержали на основании этих показаний, то ему грозило бы высшее наказание. А добровольно прийти в милицию — это получить смягченное наказание», — считает Александр Костенко, заведующий отделом проблем уголовного права Института государства и права имени В. М. Корецкого.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Киеве двое работников банков похитили со счетов пенсионеров 8 миллионов гривен

Эксперт предполагает иную ситуацию.

«Следователь мог договориться с парнем во время задержания, написать явку с повинной. Могли даже давить на него, чтобы написал. Эта ситуация выгодна для следователя, ведь явка с повинной — уже готовое признание, что он совершил преступление», — добавил он.

«Для парня, который сдался, деньги не были ценностью. Для него был важен процесс изъятия этих денег из банкоматов, а не результат, то есть сама сумма. Т.е. на тот момент для него это было интересно. Очевидно соучастники имели дружеские отношения. Они реализовали идею «давай попробуем». Когда один уже был задержан, то второй испытывал чувство вины и ответственность за то, что ты сделал. Мужчины в рамках своей коллективной психологии более ориентированы работать в команде, и наверняка ответственные. Если бы первого не задержали, то второй самостоятельно бы не сдался», — рассказала Лариса Шевченко, заведующий кафедрой психологии Харьковского университета внутренних дел.

No Comments Yet

Добавить комментарий