Семь лет за две человеческие жизни дали донецкому водителю «на танке»

За смертельный наезд на двоих человек 27 мая в Донецке приговорили директора комбикормового завода Артема Миргородского. Он наказан 7 годами колонии

15 ноября 2011 года директор спешил на тренировку в спортивный клуб. На улице Куйбышева, управляя «Toyota Sequoia», пересек встречную полосу, ворвался на остановку, где было много людей, и дальше помчался по газонам. Здоровенный джип-грузовик, по словам очевидцев, как танк, сметал все на своем пути – деревья и людей. Затормозил после столкновения с высоким бетонным бордюром. 57-летний кузнец Сулхан Мамисашвили и 37-летняя учительница физкультуры Анна Агеева погибли моментально из-за множественных переломов и разрывов внутренних органов.

Судья Куйбышевского райсуда Донецка Виктор Гаврилов удовлетворил иски потерпевших о взыскании вреда: в пользу Елены Гармаш (мамы Анны) – 18 тысяч на похороны и сто тысяч морального вреда, в пользу детей Мамисашвили — 10 тысяч гривен ( с учетом суммы ущерба, которая была выплачена раньше).

Мама Анны Агеевой — Елена Алексеевна Гармаш уверена, что только благодаря активному освещению в СМИ Артем Миргородский получил наказание, ведь сразу после совершения ДТП его отпустили.

А прокурор Татьяна Никонова настаивает, что наказанием достаточным для подсудимого было бы 2 года лишения свободы и запрет на три года управлять машиной.

— Три экспертизы пришли к выводу, что в момент аварии обвиняемый находился в состоянии неподсудности, — заявила гособвинитель, которая представляла позицию областной прокуратуры. — Он был трезвым. Существенного нарушения правил не допустил. Потерпевшим добровольно возместил 135 тысяч гривен материального и морального вреда. И большинство потерпевших не настаивали на более строгом наказании.

Родственники второго погибшего и бывший муж Анны Агеевой (который даже не был на похоронах) получили материальную помощь от подсудимого и на заседаниях не появлялись.

— Я просила миллион гривен в качестве частичной компенсации только потому, что столько стоит эта машина, которая Аннушку убила. А мне по большому счету все равно как решит суд — сто тысяч или миллион. Эти деньги себе не возьму, обогащаться не собираюсь. Компенсацию отдам деткам, которые болеют, — прокомментировала Елена Гармаш, которая утратила единственную дочь.

В целом потерпевшая приговором удовлетворена. Но считает, что лишить права управления автомобилем этого водителя необходимо не на 3 года, а на всю жизнь.

Тактика защиты подсудимого сводилась к тому, что он страдает заболеванием, в силу которого иногда теряет сознание. И отвечать за тяжкие последствия таких обмороков не может. Подсудимый рассказал суду, что у него иногда болит голова и он употребляет цитрамон.

Артем Миргородский на протяжении суда был подавлен.

Его же адвокаты вели себя цинично, издевательски по отношению к матери учительницы, которая отказалась принять «откупные» и настаивала на суровом наказании.

— Адвокат Тихонов сказал, что меня саму нужно посадить – потому, что все время требовала экспертиз. Говорил, что это мне надо провести психиатрическую экспертизу, — жалуется потерпевшая.

Суд учел, что подсудимый раскаялся, отлично характеризуется, имеет маленьких детей. Но версия о загадочной болезни и обмороках, которые нельзя предвидеть, в приговоре поставлена под сомнение. Там приведены показания лечащего врача, который опроверг возможность внезапной потери сознания из-за вегето-сосудистой дистонии и остеоартроза.

Обвиняемый находится под стражей с 19 ноября 2011 года. Стороны пока не заявили о намерении обжаловать приговор.

No Comments Yet

Добавить комментарий