ФБР США озвучило официальную версию смерти чеченца Ибрагима Тодашева, проходившего свидетелем по делу о теракте в Бостоне, — «застрелен из соображений самообороны». Напомним, Тодашев, проживавшей в городе Орландо (штат Флорида), был убит в собственном доме следователем, который пришел его допросить. Отец погибшего, чиновник грозненской мэрии Абдулбаки Тодашев, американцам не верит и на пресс-конференции в России назвал сотрудников американской спецслужбы «бандитами».

А ведь поводов придраться к следователям и впрямь хватает. Сразу же после гибели чеченца в ФБР сообщили, что во время допроса он вдруг бросился с ножом на сотрудников ведомства. Однако позже газета «Вашингтон пост» со ссылкой на собственные источники сообщила, что Ибрагим был безоружен, но повел себя неадекватно, угрожая агентам рукоприкладством, а так как Тодашев являлся профессиональным бойцом, то реально представлял опасность. Но и эта версия продержалась недолго. Представитель бюро заявил позднее, что, мол, во время допроса сначала все шло хорошо, а потом парень словно обезумел, перевернул стол, ловким движением оторвал от него ножку и кинулся на агента ФБР с явным намерением убить.

«Это не сотрудники ФБР, это бандиты!» — кричал Абдулбаки Тодашев на пресс-конференции в Москве. Он уверен, что над парнем издевались несколько часов, после чего почему-то приняли решение его ликвидировать. На фотографиях тела Ибрагима, сделанных его друзьями во время посещения морга, видно, что парень был изрешечен пулями: восемь пулевых отверстий, включая одно на затылке. Отец сделал вывод, что сыну произвели контрольный выстрел в голову.

«Восемь часов издевались над человеком — ни адвокатов, ни свидетелей, ни понятых. Что там внутри творилось — мы можем только догадываться, — заявил Тодашев-старший. — Я хочу справедливости, чтобы было расследование, чтобы по законам Америки судили этих людей».
Тем временем, вдова Ибрагима Рене Манукян официально заявила, что ее муж никакого отношения к теракту в Бостоне не имеет. По ее словам, он был знаком с Тамерланом Царнаевым по совместным тренировкам, но вне зала они никак не пересекались.