В Черновицком СИЗО умер арестант

В Черновцах умер 29-летний Александр Суменкин, арестант следственного изолятора. Он с 1996 года болел сахарным диабетом, вынужден был постоянно колоть себе инсулин.

«Саша просто сгнил на глазах. Врачи на приступы не реагировали. Даже когда кричал о помощи, то к нему не подходили», — говорит Татьяна Суменкина, мать мужчины.

Александр родом из Черновцов, была у него тяжелая форма диабета. С родителями жил в кв № 63 дома по ул. Чапаева, 13 а. Получал пенсию по инвалидности, дополнительно продавал на рынке мобильные телефоны. Полтора года назад его задержали, обвинили в краже, совершенной организованной группой. Вроде с напарниками украли офисную технику на 3 млн.грн. За это грозило до 12 лет тюрьмы с конфискацией имущества.

«С Сашей в камере было до 15 человек, — продолжает Сергей, двоюродный брат погибшего. — У него всегда при себе была шприц-ручка с инсулином. Но как случался приступ, то не всегда успевал уколоть. У него был абсцесс левой почки».

26 февраля мужчине стало плохо — начался очередной приступ. Его забрали в реанимацию областной больницы. Он уже не мог встать, однако у него дежурили конвоиры, а мать не пустили. Утром 27 февраля Татьяну Суменкину позвали в больницу, позволили 40 минут побыть с сыном. Через полчаса после свидания, в 8:40 Александр умер. Предварительная причина смерти — воспалительные процессы. 1 марта его похоронили.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: На Киевщине в СИЗО повесился задержанный

«В изоляторе больным вообще очень туго, — говорит киевлянин, который провел там 2,5 года. — На любые приступы врачи просто не приходят. Только за деньги. А если и приходят, то часто пьяные. Изрешетят руку, не могут попасть иглой в вену. «Скорую» в изолятор не пускают. Чтобы впустить, надо взять разрешение начальника изолятора. А если приступ больного произошел ночью, то начальника никто не станет будить. Вызов «скорой» для работников изолятора — большая проблема, поэтому на жалобы больных арестантов просто не реагируют».

Однако в пенитенциарной службе убеждают в обоатном.

«Александра, как инсулинозависимого, ежедневно обследовали врачи изолятора, на медицинское обслуживание он не жаловался, — убеждает Андрей Лесь, врач отдела Департамента пенитенциарной службы Черновицкой области. — Брали анализы. Ухудшение здоровья не фиксировали. Последствия длительной болезни трудно диагностировать при жизни. Его состояние ухудшилось внезапно».

No Comments Yet

Добавить комментарий